Все статьи

Сексуальность беларусов: от купальских обрядов до советских кухонь

Капитализм давно сделал из секса продукт, который перестал быть табуированным. Правда, многим от этого не легче. Практикующиий сексолог рассказала нам, как менялась сексуальность беларусов от эпохи к эпохе. Дохристианский период, Средневековье, Советский Союз – теперь мы знаем, что происходило у беларусов в спальне и как они относились к сексу в разные времена.

Секс – одно из самых больших удовольствий в жизни человека. На нем отражается влияние эпохи и культуры с ее особенностями. Сексуальная сфера как податливая глина, где каждый этап жизни человечества оставляет свой слепок, видоизменяет материал и предлагает новые формы.

Секс связан не только с бытом – он проникает в культуру, религию, онтогенез, наделяется сакральным и экзистенциальным смыслами. Функции у него обширные: от деторождения и рекреации (получение удовольствия) до спасения от одиночества, коммуникации и сбережения здоровья. Он может стать лекарством от скуки и напряжения, познанием себя и другого, выражением эмоционального состояния и даже экзистенциальным общением с высшими силами.

Часто секс помогает измерить социальный статус и продемонстрировать свою силу (привет, домашнее насилие). Самоутверждение и удовлетворение в этом случае касается отнюдь не физиологических, а глубинных психологических потребностей. Для кого-то секс – способ почувствовать себя живым, важным, ценным. У меня есть клиентка, которая поделилась на приеме: “Я чувствую себя женщиной, только когда парень меня хочет, а в остальное время нет, если его желание ослабевает, – у меня паника”. И это распространенная проблема.

В беларусской истории по-разному относились к сексу, браку и неверности. И именно для понимания проблем в своей сексуальности иногда важно знать, как трансформировалось отношение к сексу у наших предков.

Дохристианские времена

Сохранилось мало достоверных источников о том, как занимались сексом беларусы Раннего Средневековья и что для них было важным в этом процессе. Об этом писали этнографы Сержпутовский, Никифоровский и Романов. Анастасия Зеленкова в своей книге “В постели с белорусом” дает достаточно ссылок на первоисточники. Есть книга Татьяны Володиной “Беларусский эротический фольклор”, где немало информации.

О чем можно сказать наверняка – до наступления христианства секс для наших предков не был связан с чем-то порочным или постыдным. Наоборот, он рассматривался как естественная часть жизни. Была у нас богиня Мара, защитница сексуальных отношений. К ней обращались мужчины за исцелением от сексуального недуга. Она могла являться в виде животных, но чаще всего приходила к людям в образе бабы, которая гоняется за мужчинами и может “залюбить” их до смерти.

Купалье, Масленица, праздники урожая, свадьбы – все эти праздники были тесно связаны с сексом, как и сельское хозяйство.

Женские половые органы олицетворяли плодородную землю. Множество сексуальных традиций образовывались вокруг земледелия. Например, девушки при посадке культур раздевались догола и распускали волосы – считалась, что это благоприятно повлияет на урожай. Можно найти сведения о ритуале “Луговина”, который выполнялся во время посевных работ для хорошего урожая. Чтобы оплодотворить почву, деревенские девушки и парни массово занимались сексом прямо на пашне.

Купалье тоже опровергало пуританство беларусов. Волшебная ночь, венки, купание в реке, прыжки через горящие костры, гуляния в лесу. А еще было вот что: в этот праздник каждая женщина, даже замужняя, могла выбрать себе любого мужчину и провести с ним ночь. Это не считалось чем-то зазорным. И в целом секс до свадьбы не особо осуждался. На народных гуляниях было много не только песен и танцев, но и эротических прибауток:

Ажанiўся ўдавец, узяў сабе дзеўку.

Пасадзiў на прыпечку,

Глядзiць у пяцельку.

Калi б знала, не давала

Я такому дураку.

Пакацiў мяне ў канаву

І шукае на баку.

Более того, когда невеста оказывалась девственницей – это расценивалось совсем не как достоинство. Если такое случалось, приглашались специальные лекари, чтобы решить “проблему”. И только в 967 году князь Святослав законодательно подтвердил, что лишение невесты девственности является долгом и привилегией жениха.

Великое Княжество Литовское и Речь Посполитая

С принятием христианства у славян начинает меняться отношение к сексу. Женское начало перестает быть почитаемым и становится греховным, грязным, низким. Секс уходит в подполье. Согласно христианской традиции, нельзя было заниматься сексом по средам, пятницам и воскресеньям, во время постов – таких запретов становилось все больше. Формально сексуальная жизнь начиналась только после свадьбы, но в реальности случалось иначе.

Внебрачные отношения осуждались обществом, прелюбодеяние каралось на законодательном уровне. Был введен термин “бенкарт” – внебрачный ребенок. То, что происходило на наших землях, польские историки описывали так: “Здесь нет ни одной шляхтянки, у которой не было бы любовника – при этом он является членом семьи”. Литвинки считались самыми легкомысленными женщинами.

В европейских странах девственность невесты – обязательный атрибут, брак мог быть расторгнут, если невеста “не чиста”. На территории Беларуси отношение к этому вопросу было намного лояльнее: на отсутствие девственности часто смотрели сквозь пальцы, только в 17 веке это стало важным моральным требованием.

Интересный факт: христианство считало мужскую импотенцию достаточной причиной для развода. В истории можно найти несколько громких судебных процессов: “Ежели муж на жену свою не лазит, то она не виновата, идучи от него”. Постепенно женщины получали больше экономических, гражданских, супружеских прав. В целом у средневековой беларуски прав было намного больше, чем, например, у итальянки.

В “Хронике Быховца” описана история, связанная со сватовством короля Ягайло к Софье Гольшанской. Королю первоначально предложили в жены старшую сестру Софьи – Василису, аргументируя это тем, что старшие сестры должны выходить замуж раньше младших. А Ягайло ответил: «Я i сам ведаю, што старэйшая сястра чудоўнейшая, але ж яна мае вусы, а гэта азначае, што дзеўка яна моцная, я ж чалавек стары – не смею на яе спакусiцца». То есть король трезво оценивал свои силы, предполагая, какой сексуальный темперамент может быть у Василисы.

Несмотря на суровые христианские устои и наказания, были у нас и публичные дома, и гражданские браки, и разводы, и измены с внебрачными детьми. Им, кстати, иногда могло перепасть наследство. На законодательном уровне бенкартов нельзя было вписывать в завещание, но этот закон повсеместно обходился.

Советское время

Восприятие сексуальности в Советах можно разделить на два конфликтующих этапа: разврат и пуританство. С приходом советской власти сексуальная жизнь в корне меняется: запрещают венчаться, вводят гражданский брак, женщинам гарантируют равные с мужчинами права.

Очень тонко и детально описываются нравы 1920-х в рассказе Пантелеймона Романова “Без черемухи”. “Любви у нас нет, у нас есть только половые отношения”, – делится героиня.

Возникают комсомольские коммуны по десять и больше человек, которые вместе ведут быт и предаются свободной любви. Как пишет психолог Борис Бешт, среди них не допускалось разделения на пары – секс мог происходить в любых вариациях.

Первый этап можно охарактеризовать как появление сексуальной свободы и всех ее вытекающих. Произошел всплеск венерических заболеваний, спад рождаемости и одновременно увеличение количества детей в интернатах, опубличивание гомосексуальности и т.д.

Как только стало понятно, что свободная любовь строительству нового государства не поможет, лавочку прикрыли, и довольно быстро: всех зарубежных сексологов выслали, коммуны запретили, за однополую любовь и распространение порно – статья, аборты под запретом, презервативы исчезли, в почете оказалась девственность.

Очень быстро тема секса стала чуть ли не самой табуированной, а отношение к ней кардинально поменялось. Секс стал чем-то грязным и постыдным, тем, что может происходить только между мужем и женой, ночью, под одеялом и по-быстрому. Такое восприятие укрепилось в сознании советских людей. Мужчины не особо задумывались об удовольствии женщин – слово “прелюдия“ было чем-то иностранным и ненужным.

В кино и литературе все было до смешного скрыто: вот пара улыбается и смотрит друг на друга, вот гуляет вечером, а вот уже и семья с ребенком. В жизни, конечно, все было проще и естественнее: ютящаяся в коморках молодежь, парочки, запертые на общей кухне коммуналки, – и аборты, аборты, аборты. Страшные, подпольные, опасные для здоровья и психики.

Ближе к 1980-м естественная сексуальная жизнь стала появляться на экранах кинотеатров и в литературе, а перестройка окончательно все перевернула: началась ликвидация сексуальной безграмотности, массовая продажа презервативов (эпидемия ВИЧ достигла и Советского Союза), возник расцвет проституции. В 1990-х появилась та самая “сексуальная свобода”, в которой мы живем до сих пор.

Беларусская современность

Сейчас секс не является чем-то запрещенным и при этом очень желанным. Это одна из энергий жизни, к которой, как мне кажется, беларусы относятся намного осознаннее, чем раньше. Мы уже не боимся пойти к психологу или даже сексологу со своими трудностями, понимаем, что в сексе важно удовольствие обоих партнеров, принимаем свой опыт, в здоровой мере интересуясь опытом других. Сейчас масса возможностей для сексуального самообразования, и многие этим пользуются.

В Минске можно найти различные тематические клубы, иногда в Беларусь приезжают за секс-туризмом – каждый сам выбирает для себя удовольствие и его границы. Но для меня как для сексолога осознанное проявление своей сексуальности – отличительная черта современных беларусов. И действительно, эта осознанность повышает качество секса.

Текст: Анна Морозова.

Дизайн: Женя Милютина.